РЕТРО?!

Жанна Заграбова

2 ноября 2012  года в музее «Палаты Строгановых» открылась выставка сербского художника Владимира Четковича  «Сюжеты для одинокой души»

В музее «Палаты Строгановых» в Усолье очередная выставка из целой россыпи их разнообразия за последние годы. Представлены работы современного художника из Сербии. Художник – Владимир Четкович.
Беглый взгляд на экспозицию, размещенную в небольшом зале. Это графика, в основном печатная, очень маленького и небольшого размеров, практически черно-белый монохром, в многослойном паспарту мягкой пастельной многоцветности, ступенчато подводящем глаз к графике, под стеклом, без рам. Мягко и строго высвеченный изобразительный ряд, изгибающийся по периметру. Практически – лаконичный аскетизм. Но посреди зала представлена керамика другого художника (случайно, незапланированное совместное существование). Активная, суперсовременная, бросающаяся в глаза сразу же на фоне сдержанной линии графики, она срабатывает на эффекте контраста. И, хотя графический ряд лишен внешней экспрессии, неожиданно именно он привлекает внимание!
У меня есть возможность эстетической свободы общения с современным искусством без информационных посредников. Имя художника я слышу впервые. Я не знаю ни человеческой, ни творческой его биографии. И мне еще никто не успел разъяснить, как следует смотреть на представленное искусство, через что смотреть, и, что при этом чувствовать и мыслить. К тому же и работы еще не этикетированы, и презентация выставки впереди. Знакомство предстоит лицом к лицу, с глазу на глаз и почти интимное. С чем же?
И вот главное впечатление. Оно состоит в том, что многое в графике произошло ИЗ и осталось в тесном родстве:
1. с черно-белой фотографией, причем, самой обыденной, из семейных альбомов с памятными фото разных поколений, фотографией, ставшей за 100 с небольшим лет ее существования доступной всем слоям общества;
2. со старинными гравюрами, изображающими карты городов, родословные древа и тому подобные документы, производившиеся повсеместно с любовью, тщательностью и богатым украшением художествами;
3. с искусством, служащим христианской религии, строго канонизированным, нивелирующим индивидуальности художественного творчества и наполненным образами великой духовной силы.
Вот три кита, как мне представилось, на которых держится искусство Владимира Четковича.
Это имитирование под…? Или это вживание глубинное в эти три своеобразные документальности, как родники с живой водой? Родство узнается по явно присутствующему внешнему стилистическо-образному сходству. Но, прежде того, – по эдентичности внутреннего напряжения, концентрации, весомости содержания, душевно-духовного. А вот за счет чего, почему внешнее построение всего этого творческого материала происходит в рамках и по законам современной художественности?
Документальность во всех ее формах во все времена создается современниками сегодня, а используется уже и их потомками завтра. Искусство изображения очень документально в своей основе, так как в большой мере делается наблюдением художников за окружающей действительностью и ее осмыслением. Так вот это-то наблюдение современного мира с точностью и уважением к его целостности, с одной стороны, к его индивидуальности, конкретности в предметном и драматическом выражении, с другой, и есть та живительная почва, на которой семена трех документальностей прорастают в новый общий слой живого современного искусства Владимира Четковича. Это наблюдение в самоценности представлено на выставке в его рисунках. Мне думается, что этим соображением можно объяснить создавшееся ощущение парадоксальности графического искусства Владимира Четковича, архаично-современного по тематическому содержанию. Обманчиво доступное по своей кажущейся ясности, внешней простоте, оно наполнено персоналиями тонкого эмоционально-духовного строя.
Далее за этими соображениями знакомство с работами художника происходило на ощущении наслаждения точностью, отточенностью и, следующей за ними, лаконичностью, соразмерной образности, главными формальными качествами почерка художника. Наверное, отчасти это спровоцировано миниатюрностью, малостью форматов в сочетании с трудоемкостью техники исполнения гравюр. То есть жесткими рамками, в которые сознательно (?) ставит себя художник, имея богатый содержательный материал для изображения. В такой творческой позиции неизбежен очень строгий отбор, как количественно объектов изображения, так и «простота» в воспроизведении внутреннего их устройства, доведенного зачастую до символа, силуэта, до схематичности знака. Но не тотально! Тут нет жесткости системной. Это условие легко нарушается, не становится догмой, работающей вопреки смыслу. Лаконичности же служит и композиция графических листов, чаще всего своей симметрией и ритмичностью. Это было бы формальной игрой ума, если бы не являлось всего лишь средствами, выработанными художником, для куда более тонкой игры воображения с персонажами, объектами, ситуациями изображений и интерпретированием источников, их порождающих. Лаконичность и воображение вкупе позволяют художнику передавать в малом – большое, в сиюминутном – вечное, в хрупкости – глыбу, так как сосредоточены на проникновение во внутренний мир человека и его мироощущение, в их фантастической сложности и полноте. И возникает проникновенное искусство. Искусство графики ювелирно отточенной и свободной единовременно. Оно состоялось на пересечении своеобразных источников документально-художественной информации с тонким инструментом восприятия и переосмысления её – личностью художника.
Это искусство ретро окрашенное, создатель которого скрупулезно воссоздает эстетику значимости, ценности ушедшего, уходящего времени для дня сегодняшнего. А на день сегодняшний взирает с высоты этих ценностей. Какой творческий процесс происходит при работе художника с фотоматериалом или в рамках ценности фотообразности? Профессия фотографа в значительной степени зависит от качества натуры (в широком смысле) и технического устройства. У художника же нет технического посредника между рукой и глазом, кроме его воображения. Фантазия преобразует реальность натуры в любой степени с любой направленностью. И, если этой реальностью становится фотоматериал, то и он свободно преобразуется в соответствии с замыслом художника. Владимир Четкович раздвигает образное пространство фотоматериала, интерпретирует по своему личностному ощущению его суть, манипулирует мельчайшей деталировкой, или, напротив, широчайшими обобщениями. Подобные метамрфозы, по-видимому, происходят и с материалом старинной гравюры. Берется композиционный строй, стилистика формообразования в ее строгой парадности и насыщается современностью, как прозрачный сосуд наполняется придающей ему еще большую значимость жидкостью. В графике Владимира Четковича малые предметы, огромные архитектурные объекты становятся равнозначащими, приобретают фантастичность, срастаясь в единый образ с окружающей природой. Возникает мир значимостей! Их, кажется, можно уместить на ладонях! Но по своей внутренней наполненности они огромны и монументальны. По формам же изящны без современной гламурности, и легки без легковесности. А что делает воображение художника с каноническим рядом высокодуховных образов религиозного искусства? Они, либо переносятся даже в бытовую сюжетность почти в неизменности своей видимости, сохраняя духовный пафос. Либо наполняют реальные современные человеческие существа изнутри духовным достоинством. Отсюда объединяющие почти все персонажи, населяющие графические листы, эмоциональная сдержанность и глубинность чувств.
Далее уже последовал тот уровень общения с искусством, который и можно назвать интимным. Не каждый художник дает такую возможность, и не каждый зритель принимает эту данность. Здесь все очень индивидуально.
Уже уйдя с выставки, я поняла, что посредники меду мною и искусством этого художника все же были. Команда музея. Это они нашли достойный художественный материал и преподнесли его именно в такой форме экспозиции. Мудрая экспозиция – безгласный гид, ненавязчиво направляющий внимание зрителя на важнейшие и интереснейшие свойства личности художника в реализованном им искусстве.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>