Голоса лебединой реки

Елена Коносова

Время как песок. Уносит. Растворяет. Стирает. Важно не упустить суть. Как соль собрать самое ценное, чтобы придать вкус тому, что называется жизнью. «Палаты Строгановых» вместе с творческим коллективом авторов выпустили в свет новую монографию — сборник трудов и материалов по традиционной культуре жителей Юсьвинского района. Научным редактором книги с красивым названием «Юсьва – лебединая река» выступил Иван Алексеевич Подюков, доктор филологических наук, профессор кафедры общего языкознания Пермского государственного педагогического университета, у которого я взяла интервью.


- Почему именно Юсьвинский район?
- Это один из самых любопытных для лингвистов, фольклористов и этнографов районов. Любопытен он тем, что здесь очень тесно контактируют русские и коми-пермяки. По всему Коми-пермяцкому округу есть такой контакт, но в Юсьвинском районе он более выражен. Характерен он тем, что заводы здесь были, в Майкоре, Пожве. Заводские — они другие. Они работали на деньги. Коми-пермяки денег не видели. Заводские могли позволить себе и интерьер другой, и шкафы они себе заказывали, и одежда другая у них была, и свадебные обряды. Даже песни там были с городским орнаментом, я бы так сказал. Это для 19 века такая продвинутая местная традиция. По всему району мы видим, что дома там ставили большие. Этому местных заводские обучили, а местные заводских учили рыбу ловить, на зверя ходить. Коми-пермяки постоянно взаимодействовали с заводскими. Взаимопроникновение двух культур нас и заинтересовало. И мы попытались проследить его на всех уровнях. Выяснилось, что здесь очень много вариантов свадьбы: от русской до коми-пермяцкой, вплоть до традиционной, когда женились, воруя невест.
- Их по-настоящему воровали или по сговору?
- Думаю, что и так, и так было. И калым платили дровами, углем. У одной бабушки спрашиваю, как ты замуж выходила? Отвечает, выходила капустными пирогами. Пришла к подружке пироги стряпать, а у нее был брат, который на нее глаз положил. Только она зашла, ее схватили и закрыли в какую-то амбарушку вместе с тем парнем, и оставили на всю ночь. А утром уж что, все знали, что она провела ночь с ним наедине. Это очень распространенная для севера Прикамья традиция свадьбы, вплоть до свадьбы в несколько дней, с подарками, с ритуалами ношения воды. На территории района разношёрстные обрядовые традиции, это и любопытно. А лингвистически нас интересовало, прежде всего, взаимодействие русского и коми-пермяцкого языка.
- Сколько времени ушло на сбор материалов?
- Начали где-то с 2010 года. Начали с Пожвы, Майкора. Позже ездили в Архангельское. В основном, большую часть материалов собрали сотрудники музея «Палаты Строгановых». Они туда активно ездили, собственно, и авторами разделов выступили Елена Баяндина, Наталья Падерина, Елена Васильева – выпускники Соликамского педагогического института. Руководителем экспедиции во все годы выступал директор музея, мой выпускник Станислав Хоробрых. Давно было желание, но не было возможности издать эту книгу. Сейчас это сложно, но, тем не менее, мы смогли её издать.
- Сохранились традиции, не те, что показывают заезжим гостям и туристам, а те, без которых и самобытность народа была бы утеряна, суть его?
- Очень жива по всему Коми-округу, и, в частности, по Юсьвенскому району, народная магия. Очень распространены традиции, связанные с магией, всякие колдуны, икотки.
- Икотки, это которые лечат от икоты?
- Нет. Икотки — это говорящие в человеке существа, которые наделены возможностью узнавания будущего.
- А Вы были у какой-нибудь икотки?
- Да. Даже разговаривал с этими существами. Это было в деревне Большие Они. Встретил бабушку, в которой как раз сидит такой Графир, так он себя называл. До сорока голосов может проявляться в человеке. Я встречал с двенадцатью голосами.
- С точки зрения православия, это не есть бесы внутри или это все-таки иное?
- Наверное, в религии это назвали бы кликушеством. Явление сугубо языческое. И вообще, сложное явление. Оно, видимо, все- таки имеет психическое, нервное происхождение. У этой бабки Графир появился, когда у нее умер муж. Я его спрашиваю, ты помогаешь своей хозяйке? Он говорит: «Помогаю. Я заставляю её работать. У неё только руки бегают». Как она с тобой за это рассчитывается? «Она мне конфетки покупает». Видно, как бабке в это время трудно, она тяжело дышит. Они же разговаривают не на выдохе, а на вдохе. Страшноватое, конечно, зрелище.
Очень сильна традиция быличек, рассказов о сверхъестественных существах. Много легенд и у русских, и у коми-пермяков. По той же Пожве много всякой мистики. Все это бытует и ,конечно, привлекает туристов. Не говорю уже о леших, по ним у нас колоссальный раздел.
-Побывав в такой среде, наслушавшись, Вы поверили, что лешие существуют?
- Да. Существуют. В культурной традиции. Что такое культура? Это виртуальная действительность. В этой виртуальной параллели они и существуют. Кроме того, они не просто существуют. Лешие необходимы чисто для дидактических целей. Леший наказывает ни кого попало, а тех, кто к лесу неправильно относится. Кто такой леший? Это абстракция, собирательный образ, которым народ обозначил научное явление биоциноз. Травы, звери, деревья все вместе связаны. И заговорные традиции очень мощные. У студентки в экспедиции голова заболела, бабушка пошептала и все как рукой сняло. Такая архаика существует одновременно с новообразованиями. В соседстве две культуры всегда лучше сохраняются. А та, которая более гомогенна, постепенно исчезает, стирается.
- Насколько актуально издание « Юсьва- лебединая река» для нашего времени?
- Научная ценность её несомненна. В едино собраны необычные обрядовые традиции и формы, какие, например, мне не встречались ни на одной территории. Совершенно потрясающая похоронная традиция делания дороги, когда плетется лесенка из одного мира в другой. Она вообще сильна в финно-угорских народах. Второй момент, всегда приятно осознавать, что «про мою бабушку в книжке написали». Я помню, когда вышла книжка про Юрлинский район, мы привезли её тем, с кем больше общались, так другие бабушки приходили и в тетрадку от руки переписывали страницы, как выбирать корову, что говорить, чтобы корова стояла, не лягалась. Это вполне востребовано и по сей день..
- Это и полезно, чтобы выдерживать традиции, знать, чем жили люди…
- Да, что, оказывается, люди не только спали, работали и ели, а умели праздники колоритно устраивать. И ритуалы все психологически заряжены и эстетически выдержаны.
- Какое внимание сегодня уделяется на гуманитарных факультетах теме народной культуры?
- Были моменты, когда к традиционной культуре возникал интерес, потом угасал. Но, к сожалению, все понимают, что традиции требуют общинной жизни, коллективной. Современные деревни живут на особицу. Они очень размыты. Хотя вот помню, бабушка мне одна рассказывала. Она уехала в Архангельское из Чинагарта, потом снова вернулась в Чинагарт. Спрашиваю, почему? Она говорит: «А не понравилось. Здесь каждый сам по себе живет. . А у нас все вместе. Картошку выходят сажать, одному, другому. Праздник — все вместе». Кто привык так жить, ни за какие коврижки свою жизнь не променяет. Коллектив – это настоящий клад. Тем более, колхозы распались, только традиции остались.
- Что самое ценное для Вас в этой книге?
-Вот тот символизм, который мы пытались показать, символизм традиционной культуры, в книге очень ярко представлен. Он касается и свадебных, и похоронных традиций, и хозяйственных. Проявление культурного творчества народа во всём. Наглядно показали символический народный пласт культуры. Когда объединяются лингвисты, историки, этнографы, археологи, это всегда интересно.
- Какой пласт науки, как Вы считаете, ещё необходимо изучить, учитывая особенности Пермского края?
- Требует колоссальных усилий сводная работа по топонимики. Есть отдельные разыскания. И в книге нашей они тоже есть. Но надо иметь сводный словарь, картотеку, потому что здесь много интересных фактов, связанных с историей и современностью. Все сильно исчезает. Деревень все меньше. И рек тоже. Надо торопиться это делать. За год, я читал, в Пермском крае пересыхает несколько сотен ручейков и речушек. А они все имеют свое название. Бросаются большие территории. Но ведь когда-то туда люди придут. И они должны знать, кто здесь жил, чем занимались, как называлось это место и чем отличалось от других.
- Недавно состоялся форум музеев, где спорили, какие музеи нужны народу? Как бы Вы оценили деятельность, которую ведет музей «Палаты Строгановых»?
- Это тот самый случай, когда отсутствие фондов – большой плюс. Это заставляет и позволяет проводить и создавать культурные акции, которые не менее значимы по своим изысканиям, чем фонды материальных и исторических ценностей, когда главной реликвией становится живая память. Это ценности интеллектуальные, культурологические, в которых потребность у общества не менее выражена. Собрать обряды, ритуалы из прошлых веков, которые звучат ещё живыми голосами, имеет неоспоримую ценность – научную, историческую и человеческую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>